Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Мелхиседек

Melhisedek v1.23
Кликов в 2005: 207501
Кликов в 2006: 276383
Кликов в 2007: 100591
Жизнь 10
Несомненная сила материализма в том, что он все правильно описывает, слабость в том, что он ничего не объясняет, а несостоятельность в том, что он погибает от последовательного применения своих же базовых положений. Раз уж мы коснулись этого в главе "Жизнь", то разберем это на примере материалистического положения о том, что жизнь есть всего лишь "свойство высокоорганизованной материи". Здесь всего лишь правильно описывается собственное же поверхностное впечатление субъекта (это уже само по себе - комната смеха для "принципа объективности" материализма!), но ничего не объясняется, поскольку сказать так, не обосновав материалистически саму возможность наличия в природе такой сложной системы взаимодействия, это отразить лишь внешний факт наличия взаимодействия между "высокой организацией" и жизнью, не показав внутреннего источника такого взаимодействия. И что нам с этим делать? А зададим-ка мы вопрос - в чем источник таких "свойств материи", и разве не можем мы предположить, что он находиться в нематериальном мире? Не можем - отвечает материализм, поскольку никакой другой реальности, кроме материальной, нет, и ему неоткуда приходить в материю, поэтому только материя является источником таких свойств, как единственный источник вообще всего реально существующего. Тогда мы зададим другой вопрос - если источник этих свойств располагается в материи, то почему жизнь была не всегда, а возникла позже, на базе неорганической материи, вы ведь утверждаете, что материя была всегда? Почему же жизнь была не всегда? Не говорит ли это о том, что этих свойств в материи поначалу не было, а затем они в определенное время в нее вошли из другой реальности? Не говорит - отвечает материализм, эти свойства находились в материи в скрытом состоянии и смогли реализоваться только тогда, когда к этому сложились определенные материальные условия. Тогда зададим еще вопрос - если в белковой молекуле эти свойства уже проявлены, то, что мешает нам в ответ сказать, что они и сюда пришли извне материи? Так же ничто не помешает нам сказать это и относительно аминокислот, как органических соединений, и даже еще ниже - по поводу аминных групп, если признавать их хоть чуть-чуть живыми. Вот они живые и не имеют своего неживого варианта, откуда брать повод для предположения, что жизнь в них из материи? Покажите нам, в конце-концов, такой компонент материи который никогда не бывает живым, чтобы мы никогда не сказали про него, что он мог бы оживляться каким-то нематериальным образом, и который одновременно может, (немного более сложно сорганизовавшись), проявить через себя жизнь, и мы вам поверим и признаем, что источник жизни - в материи, и она действительно этому первична. Да, боже-ж, мой - отвечает материализм, вот он этот компонент - атомы, они никогда не бывают живыми, и они же создают такую сложную организацию, которая имеет свойства жизни. А теперь посмотрим, что получается из этого победоносного заявления материализма - вводя жизнь в состав атомов, элементарных частиц, первокирпичиков материи, он одновременно вводит во всю насквозь материю жизнь, следом сознание, как непременный атрибут жизни, ну и психику, как явление, вбирающее в себя сознание. Что здесь остается от материализма? Совершенно верно - ничего, он бесславно умирает, тихо превращаясь в пантеизм, где все в природе имеет душу, то есть каждый атом жив и психически наполнен, до времени этого не проявляя. Если же материализм не захочет быть пантеизмом и откажется от притязаний на обладание в глубинах материи источника жизни, то он, трудно агонизируя, превратится в идеализм, поскольку тем самым признает не только наличие иной себе сферы бытия, где должны располагаться эти свойства, но и признает ее первичность себе, поскольку в результате ее вторжения материя подчиняется и сложно организуется, чтобы служить всего лишь плацдармом осуществления несвойственных себе задач.
Если этим последовательным путем идти везде, где есть материалистическая мысль, то всегда обнаружишь очередное самоистребление материализма. Здесь все забавно, но бесплодно. Нам не до этого. Вернемся к эволюции.
И все-таки, почему за теорию эволюции так упорно цепляется научный мир? Помимо вышеприведенных причин, может быть, следует предположить и то, что большинство ученых, очевидно, являются обычными чиновниками, что необходимо для такой всеохватной отрасли, как наука, в наше время. Времена гениев-одиночек давно прошли, и для успешного функционирования научного процесса нужны колоссальные организационные усилия. Создалась система, войти в которую начинающему далеко не просто, и при входе в нее от него требуются определенные критерии на соответствие. Вот ему и говорят - "скажи пароль", а он должен ответить - "Эволюция, фотон не частица, а вообще черт-те что, свет остановить нельзя и т.д!" и прочие остроумные выдумки. То есть, показать, что он свой в доску, а иначе - создавай на свои деньги лабораторию, финансируй, откуда хочешь, опыты и работу вспомогательного персонала, издавайся, где хочешь и т.д. Если ты такой умный, что не признаешь того, что мы все признаем, то чего ты к нам пришел? Иди к своим.
А может быть - это реакция на издевательства над учеными со стороны духовенства, которое в средние века решало, что ученый говорит правильно, а за что его можно и на костре спалить. Наука, пожалуй, от этого ужаса до сих пор отойти не может, и продолжает противопоставлять себя Церкви, не заметив, что в этом противопоставлении давно уже стоит против самого Бога. Многое тут перемешалось, и эволюция стала такой же непреложной догмой, какими были когда-то ненавистные науке удушающие религиозные ограничения. Один король умер - да здравствует другой?
Впрочем, в науке достаточно здоровых сил, и она с этим справится. А нам следует направляться дальше, исходя из того, что все живое, все же, было сотворено и, следовательно, перед нами опять встает вопрос - зачем?
Метод у нас будет прежним - мы присмотримся к жизни, как таковой, и попытаемся найти ответ в ней же.
Прежде всего, если исходить из того, что весь неорганический мир создавался в качестве основы для Жизни, то чем таким жизнь отличается от нежизни, что не позволило это неживое положить в основу замысла? Зачем нужно было создавать что-то новое, когда было уже создано настолько совершенное старое? Что нового привносит жизнь своим появлением в существующую систему вещей?
Первое, что бросается в глаза, так это то, что органический мир более совершенен и сложен, чем неорганический. Однако сложность сама по себе, не может являться задачей. Наоборот, сложность или простота сами всегда определяются какой-то, главенствующей над ними, задачей. К тому же, в нашем случае, сложность, как преимущество живой материи, абсолютно нивелируется ее хрупкостью и временностью в сравнении с неживой материей. Любой представитель живой материи сегодня есть, - а завтра его уже нет. В неживой природе все не так. Если механика планет запущенна, то она запущенна на вечность, если молекула серы создана, то она была, есть и будет сама по себе всегда, а камень пролежит столько, сколько просуществует мир. Дерево истлеет, это правда, но его составные части на уровне атомов останутся. То есть, - живое дерево исчезнет, а его мертвые атомы останутся в виде неживых субстанций почвы. Жизнь любого организма в любой момент может прекратиться от любого воздействия неодушевленного материального объекта или просто сама по себе. Похоже, сложность не дает жизни преимущества над неживой природой ни в прямом столкновении, ни в сравнительной стабильности во времени, как явления. Мы должны найти что-то другое.
В качестве другого преимущества жизни можно предположить ее способность к размножению. Неживая природа не размножается и этим сильно уступает при сравнении с живой. Однако, размножение, скорее всего, является лишь компенсационным механизмом той же самой хрупкости и временности. Оно всего лишь вспомогательное средство обеспечения присутствия жизни в достаточной полноте, а, если оно вспомогательное средство по самой своей сути, то не может быть Целью по определению. А неживой природе, с этой точки зрения, и не нужно никакого вашего размножения, она и так присутствует в достаточной полноте, здесь ей ничто не угрожает. Сомнительно, чтобы необходимость размножаться была более передовым состоянием материи, в сравнении с тем, при котором она может существовать без этих приятных, но, все-таки, изнурительных нагрузок. Как ни заманчива нам эта область, как не манит нас самоотреченно заявить, что все вокруг именно для того, чтобы мы размножались, и, как бы ни были готовы мы внутренне жертвовать всем своим временем чтобы со рвением содействовать исполнению этой задачи, а придется нам отказаться от нее, как от основополагающей, при рассмотрении преимуществ жизни над нежизнью.
Жизнь 10

X