Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Мелхиседек

Melhisedek v1.21
Кликов в 2005: 207501
Кликов в 2006: 262701
Евреи 19
Итак, некий безродный дядя царицы, лицо неопределенной национальности, задирает нос перед фаворитом самого царя Артаксеркса, и этот фаворит решает за это наказать его смертью. И тут еще раз внимание: но когда "сказали ему из какого народа Мардохей", то задумал Аман убить всех евреев заодно! Каково!!! Единственный приемлемый вариант объяснения этой несуразицы состоит в очень простой версии - люди при дворце знали, что Мардохей еврей, раз уж они об этом сказали Аману, следовательно, они знали, что и Есфирь тоже еврейка, но они ┘ постоянно об этом забывали и считалось так, что они об этом не знали. Видите, мы уже хорошо научились понимать "Священное Писание". Однако, восхищение от этого текста не оставит нас и дальше. Продолжим.
Аман приходит к Артаксерксу и говорит:
- А ты знаешь, что в Персии полно евреев?
- Да ты что? - удивляется Артаксеркс. - Кто такие?
- Да, родственнички твои. Соплеменники жены твоей и ее дяди полоумного.
- Надо же! - радуется царь, - И что же нам с ними делать?
- А давай их убьем!
- А почему бы и нет? - оживляется царь, - Давай!
Ударили они по рукам и на том и порешили. Конечно, такого диалога дословно в Книге Есфирь нет, но в контексте того, что Аман пришел к царю и предложил за просто так поубивать всех евреев, родственников его жены, было где-то так, как мы написали.
Итак, царь соглашается. И что же делает Аман с ненавистным "Мардохеевым народом"? Он немедленно, не теряя ни секунды, рассылает в самом спешном порядке письма во все области царства, в котором за царской надписью предписывается убить всех евреев от мала, до велика через год. Кто не вчитался, повторим - через год. Уж так хотелось убить Аману Мардохея и всех его соплеменников, что не было у него ни сил, ни терпения ждать хоть немного, и он решил поубивать их всех тут же, на месте, без промедления, сразу, через год. Еще один поворот истории, достойный общего стиля изложения. Очевидно, Аман был кретином (это не национальность). Но даже полный кретин, даже если он второе лицо в государстве, и тот не мог не понимать, что за год от приговоренных не останется никого. Терять им будет нечего, а бороться есть за что, и побегут они с превеликой силой в течение этого года в заморские дали за тридевять земель, туда, где царский циркуляр - не указ. Ну да, ладно, не будем строги. Персонаж то - сказочный! Аманушка-дурачок.
Что же было дальше? А дальше - Мардохей плачет, весь народ плачет, а Есфирь ┘ ничего не знает. Откуда, в самом деле, царице знать, что происходит в государстве? Весь народ траур одел, Мардохей траур одел, вышел из дворца, встал на городской площади, кричит, убивается, а царица людей к нему посылает, мол, найдите дядю, и спросите: "Что это и от чего это?". Нашли его, спрашивают, как царица велела, а он им в ответ слово молвит - "передайте Есфири, одна надежда на нее. Пусть идет к царю, признается, что она еврейка, и просит за народ свой". Донесли верные слуги Есфири ответ Мардохея, а она через слугу ему ответ шлет: "Не в фаворе я, дядя. Вот уже 30 дней, как царь меня видеть не хочет".
А дальше немножко скучно. Все, как в обычной сказке. Есфирь оделась поприличнее и стала мелькать в тех местах, где царь ее увидеть может. И вот он ее увидел, и она ему понравилась, и от красоты ее он тут же сказал ей - "проси что хочешь, хоть полцарства". Ну и она, конечно же, попросила за свой народ и ┘ стоп. Это мы увлеклись. Все было не так. Он, действительно, предложил ей хоть полцарства, а Есфирь в ответ попросила придти царя к себе на пир следующим вечером, но обязательно вдвоем с Аманом, а за это время она подумает, и на пиру скажет царю, чего она хочет - полцарства, или чего другого.
Если до этого мы видим в этой истории отличительно умных людей: стражников, которые громогласно обсуждают на посту планы по убийству царя, Мардохея, который хамит Аману, способному одним щелчком его уничтожить; придворных, которые не догадываются, что племянница еврея тоже еврейка; царя, который подписывает заявку на убийство целого народа; Амана, который назначает для исполнения своей заявки предельно короткие сроки; сам народ, который вместо того, чтобы взять ноги в руки, плачет и носит траур; то Есфирь автор этого сочинения наделил прямо-таки своим уровнем интеллекта. Потому что только особо умная девушка может тянуть с исполнением желаний от мужчины, который еще вчера ее видеть не хотел, а сегодня неожиданно воспылал страстью. Казалось бы - чего ждешь? Проси у него поскорей, пока у него характер мягкий! Ан, нет! Дело-то, пустяковое. До завтра подождет. За рюмочкой, за закусочкой, как принято у белых людей, и поговорим. Ну, а вдруг война завтра начнется? Вдруг ночью царя заговорщики убьют? Вдруг просто своей смертью помрет, или настроение из-за геморроя обострится? Но с таким умом, как у Есфири, она не торопилась. Она знала, что ничего такого непредвиденного уже произойти не может. Ничего не помешает. Она читала сценарий.
Аман же в это время был весел и доволен, но Мардохей опять ему испортил день - "не встал и с места не тронулся перед ним". Перестал кричать и биться, значит. Сидел и не вставал. Тогда Аман решил его повесить сегодня же. Хоть год - это и очень быстро, но сегодня - все же чуть-чуть быстрей. Приготовил злодей дерево для Мардохея, да не тут-то было.
Занемог царь в эту ночь. Бессонница настигла его. Вызвал он слугу своего и велел читать себе что-нибудь усыпляющее. Слуга взял в руки книгу ежедневных событий и стал читать о событиях, которые происходили за 5 лет до этой ночи. Представляете себе такую книгу? Официальный ежедневник царя. Писано чернилами, крупно, каллиграфически, разборчиво и подробно. Обязательно с указанием даты, времени и титулов всех записанных. Как минимум 1 лист на один день. Бумага очень толстая. Формат большой. Если даже книга началась бы именно за 5 лет до этого дня, то она должна была содержать около 4000 страниц. Для сведения - неподъемные старинные фолианты содержат около 300-360 страниц. И эту книжку размером с буфет слуга приволок с собой в царскую опочивальню? Если учесть, что это был 12-й год царствования Мардохея, то книжка должна быть даже чуть больше. Где-то с небольшой экскаватор. Ну, да и Бог с ним. Никто слуге не виноват. Мог бы взять и другую книгу.
Если же брать за предположение, что книгу писали по томам, то, исходя из количества 300 страниц, приемлемых для физически возможного с ней обращения, получается, что к этому времени под рукой у слуги должно быть уже как минимум 160 томов увлекательного чтения. Слуга, конечно же, взял из бибфонда только одну, и тут Мардохею крупно повезло - рука слуги выкопала из хранилища, отерла пыль и раскрыла перед царем именно ту книгу, в которой описывалось, как два идиота стражника хотели убить царя, а Мардохей им помешал. Тут царь встрепенулся, вспомнил, что Мардохей до сих пор не отмечен за свой подвиг, и это обстоятельство спасло дядю от смерти - когда явился Аман, то вместо разрешения на повешение Мардохея он получил приказ оказать Мардохею лично им, Аманом, всяческие почести. Наверное, тому, кто все это придумал, понравилось, как у него получилось. Но Аману это утро совсем не понравилось. А ведь он еще даже не знал, что его ждет ночью┘
А ночью состоялась вечеринка у Есфири, куда пришли взволнованный Артаксеркс и Аман с подпорченным настроением. Нетерпеливый царь вновь стал требовать от Есфири - "скажи, чего хочешь, скажи, чего хочешь, а то, если не скажешь, полцарства дам". И тогда Есфирь открывается, что она еврейка, и сообщает царю (!), что через год всех евреев убьют, и ее, наверное, тоже, так что полцарства оставь себе, а мне и моему народу подари жизнь. Тут царь возмутился страшно и потребовал к ответу того, кто "отважился в сердце своем так". "Где он?" - кричал царь, - "покажите мне его!". "Да вот он, сидит с тобой рядом, Аман его зовут, ты его хорошо знаешь" - говорит царица. И тогда окончательно рассвирепел Артаксеркс, просто даже озверел от этой новости (!), прямо как-то даже ожесточился до предела, встал во весь свой рост и ┘ ушел в сад! Когда же царь оттуда возвратился, то застал Амана почему-то в кровати у Есфири, опять ожесточился и повесил его за попытку изнасилования царицы.
После этого дом Амана царь отдал Есфири. Есфирь поселила в нем Мардохея (чтоб не шлялся больше по дворцу). А после этого принялась за дело - начала плакать и еще два месяца умоляла Артаксеркса отменить его царский указ об избиении евреев через год. В конце концов, Артаксеркс так устал от нее, что отдал ей перстень, которым скреплялись все его законы и указы, и сказал - "пиши, что хочешь, отменяй, что хочешь, только меня не трогай".
Евреи 19

X