Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Мелхиседек

Melhisedek v1.23
Кликов в 2005: 207501
Кликов в 2006: 276383
Кликов в 2007: 114355
Время 17
Это ободряет, но это только наши предположения. Неплохо было бы их подкрепить еще какими-либо достоверными естественнонаучными фактами. И все это вообще ни излагалось бы ни в каком виде в рамках нашего разговора, если бы оставалось только вопросом философским, теоретическим по определению. Поводом для изложения этих соображений нам послужил совершенно научный материал, где мы вдруг находим не просто "подкрепление", а гораздо нечто большее. Причем совершенно научный материал в совершенно неожиданном источнике! В самой астрономии!
Астрономы установили интересную вещь. Сейчас мы с ней познакомимся. Для наглядности представим себе галактику в виде большой окружности. Пусть это будет наш родной Млечный Путь. Внутри него мы нарисуем еще одну малую окружность, - это будет орбита нашего Солнца.
Внутри орбиты Солнца (внутри малой окружности) масса галактики, заключенная в ее пределы, по подсчетам ученых соответствует имеющейся там величине гравитационной силы. Баш на баш. Сколько массы столько и гравитации. При этом скорость находящихся там планет становится все медленнее и медленнее, чем дальше они располагаются от центра галактики, и чем ближе они расположены к нашему Солнцу. Это закономерно. Так и должно быть. Чем дальше от центра галактики, тем меньше количество планет, тем меньше гравитация и тем меньше скорость самих планет. Тут сенсации нет. Сенсация впереди. Вне орбиты Солнца.
А вне орбиты Солнца, (снаружи от нее), масса объектов также уменьшается, как и раньше, но скорость планет не падает, как это происходит ниже Солнца! Скорости планет остаются постоянными! Хотя по всем расчетам они должны уменьшаться. О чем это говорит? О том, что гравитация остается той же самой при меньшей массе! Значит, все-таки, - лишняя гравитация! Откуда же она здесь берется? Поскольку считается, что гравитация порождается только массой, то самым естественным образом традиционно предполагается, что такое избыточное наличие силы притяжения возможно только при наличии некоторых соответствующих масс, которые для нас невидимы. Это не шутка. Ученые об этом так и пишут: "это может случиться только в том случае, когда звезды притягиваются намного более мощными гравитационными силами, создаваемыми гигантским (!) количеством невидимого (!) вещества". Ого! Тут сразу возникает вопрос, - а что имеется ввиду под выражением "намного более мощными"? Астрономы отвечают - этих гравитационных сил, удерживающих крайние планеты в их местоположении, больше в 10 раз, чем положено, следовательно, "невидимое вещество", которое своей массой образует такие силы, составляет 90% всей материи Млечного Пути!!! Эти три восклицательных знака опять мы поставили. В оригинале их нет. Предполагается, что удивляться нечему. Ну, подумаешь - 90% всего вокруг нас из того, что мы должны увидеть, потрогать, ощутить своими органами чувств или приборами, на самом деле неощутимо и невидимо. Экое, диво, в самом деле! Нашли, на что обращать внимание.
Но, все же, диво, не диво, но где же оно, это материальное вещество, которое материально же себя никак не проявляет? Продолжаем читать: "Большая часть вещества ┘ невидима, и, следовательно, не может быть заключена в обычных звездах. Это и не газ, поскольку он был бы обнаружен радиотелескопами или ультрафиолетовыми телескопами. Свет от далеких галактик проходит к нам ┘, поэтому лишняя масса не может быть пылью". То есть речь опять упорно идет о предполагаемой "лишней массе", но в данном случае, если читать именно то, что написано, то речь на самом деле идет о лишней гравитации, для которой лишь предполагается материальный источник в виде массы. Так что же это, по мнению астрофизиков, за источник? Даст ли наука наконец-то ответ, или нет?
Наука дает ответ, заостряем внимание - сейчас прозвучит научное определение этого материального источника, и, в предвкушении научных терминов, мы договоримся их выделять подчеркиванием, (чтобы как-нибудь не пропустить), и он звучит так: "Темное, скрытое от нас вещество, могло бы состоять из неких таинственных атомных или ядерных частиц, пока не обнаруженных на Земле". Ничего себе! Получается, куда ни ткнешься на грешной Земле, обязательно должен упереться в это материальное вещество, поскольку его вокруг в десять раз больше, чем того, из чего состоит все видимое, но пока его обнаружить не удается! Один к десяти! Тут не только подслеповатый должен увидеть, но и слепой не одну шишку набить! Уж не хотят ли нас уже убедить в том, что основное свойство материи - быть невидимой и неощутимой, если всего лишь 10-я ее часть подвластна нашему с ней контакту? Похоже, налицо ситуация, когда нематериальное упрямо выдают за материальное. И нас ничего не должно останавливать в этом предположении, если уж сама наука начала говорить о "таинственном" и "невидимом". Потому что самое точное определение нематериального - это и есть таинственность и невидимость.
Может быть, кто-то думает, что мы прочитали об этом в бульварной газетенке? Даем источник - Миттон С. и Миттон Ж. "Астрономия". Москва, изд-во "Росмэн", 1994 год. Перевод согласован с издательством "Оксфорд Юнивесити Пресс". От Оксфордского Университета, (самого престижного в мире) до издательства бульварных газет столько же, сколько от материального, до нематериального, и наоборот.
А может быть, кто-то думает, что Млечный Путь просто выродок в доброй семье других галактик, в которых (в других) все чинно и сколько массы, столько и гравитации? Ничего подобного! Напрасно он так думает, - везде одно и то же. Во всех галактиках. Гравитации полно, а массы, которая должна ей соответствовать всего лишь десятая часть от необходимого количества.
Может быть, кто-то так и не захочет с этим примириться и обидится на астрофизиков, но это останется его личным делом. А нам ничто не мешает сказать, что источник силы притяжения не в массе и он нематериален, поскольку спокойно обходится без всякой материи там, где заявляется и работает. И он разумен, поскольку гравитация явно аккуратно и очень точно работает именно там, где надо удержать космические объекты в точно заданном порядке. Мы не можем увидеть или ощущать этот источник, потому что нам этого не дано из-за того, что у нас нет органов чувств, способных воспринимать нематериальное. Физические приборы - это всего лишь насильственное усовершенствование наших органов, но и они не могут ничего зафиксировать. Что нам еще остается предположить? Исходя из самой науки, мы должны предположить только то, что предположили.
Обижаться тут не на кого. Есть, например, такая наука - гидрография. Она занимается описанием рек, озер, водохранилищ и их отдельных частей. Всей воды, как таковой. Лед она не изучает. Она про него просто не знает. Про него знает другая наука, - гидрология, в состав которой и входит наша гидрография. Так вот, если мы представим самих себя в виде науки гидрографии, сидящей высоко в горах прямо на леднике, и описывающей искомый источник Н20, то мы заметили бы вокруг себя шумные ручейки воды, тонкие ее слезящиеся потоки по скалам, ничтожные струйки этой растаявшей жидкости между камнями и, в конце концов, добрались бы, наконец, до самой первой капельки воды, упавшей с невидимой для нас сосульки. До капельки, упавшей ниоткуда! Мы бы зарегистрировали эту капельку, и совершенно уверенно отметили бы, разложив научные записи по льду вокруг себя, что источник воды - таинственен и невидим, потому что про сам лед нам не может быть ведомо по самим заложенным в нас фиксаторным способностям. Мы, ведь, созданы так, что даже не предполагаем, что он может существовать, и нам никогда не дано его увидеть или распознать своими методами. Вот именно это, очевидно, с нами и происходит, когда мы ищем материю там, где ее не может быть, потому что ее там нет.
Время 17

X